Лазеры, жилеты и прочая поебень...

В Кузар я хотел сходить очень давно, только вот никак не доходили руки... вернее ноги... короче, то занят, то лень...
В итоге я попал не в кузар, а в лазертрон не эти выходных - в воскресение. Я и еще четверо моих знакомых. Первый наш матч сыграли против таких же нубов, как и мы, только их было больше. Наверное, это и предрешило исход встречи - наших 2 поражения с разницей в 100-200 очков (это немного. Средний игрок может набрать больше). Зато врубились как играть. И уже когда мы пришли во вторник (да... в первый раз нас вштырило так, что мы пришли уже через день) мы были готовы рвать и метать... то есть бегать и стрелять. Народу была куча. Составчики получились 12на10 (мы входили в число 12-ти). Но дальнейшие полчаса игрового времени вылились в полнейший ахтунг... мы проиграли со счетом примерно 1400-4500 обе партии (2 по 15 минут). И я, честное слово, радовался, что лично я обе партии остался в плюсе (чего нельзя было сказать о половине нашей комнды)...

Так что вот так. Однако я всех аггитирую сходить туда большим количеством народа.

Ну что, постреляем?=)

Чуть не забыл....

Надо же рассказать кое-что о моей истории:

(из истории Конфедерации терран)
1.1.6. Восстание Корхала

Одной из первых колоний, основанных потомками пассажиров корабля «Наггльфар», высадившимися некогда на Тарсонисе, было поселение на планете Корхал. Климат и обилие минеральных и энергетических ресурсов Корхала позволили быстро превратить планету в изумительное место. Корхал стал излюбленным местом отдыха всех граждан Конфедерации. Цветущие сады, прозрачная вода, щебет местных птиц, восхитительные плоды эндемичных растений – все это делало Корхал уникальным курортом. Но этим функции колонии не ограничивались. Поскольку ученые были в Конфедерации привилегированным классом (ведь от них зависело всеобщее благосостояние), Корхал стал планетой не только курортов, но и университетов. Со всех концов освоенной части сектора Копрулу стекались студенты для получения знаний, молодые ученые – для повышения квалификации, пожилые доктора наук – для обеспечения старости (заработать на преподавательской деятельности можно было хоть на тридцать лет вперед). Практически все технологии Конфедерации базировались на разработках ученых Корхала – летающие здания (скажем, летающий завод можно было легко перенести туда, где потребность в машинах была наиболее высока), одноместные универсальные КСА – космические строительные аппараты (кроме строительных работ, оператор КСА мог, скажем, заниматься добычей минералов или производить ремонт подвижного состава) и многое другое.

Однако, слишком многие граждане Корхала полагали (и, надо заметить, не без оснований), что при своем огромном вкладе в благосостояние Конфедерации они не заслуживают столь высоких налогов. То тут, то там стали вспыхивать бунты против сборщиков налогов. Посланные на Корхал магистраты, сопровождаемые войсками, не могли побороть сопротивление – подавленный в одном месте, бунт тут же вспыхивал в другом. Многие местные жители поддерживали повстанцев. Конфедерация была вынуждена ввести на территории всей планеты военное положение, но это лишь еще более возмутило население и отдельные стычки быстро разрослись в широкомасштабную гражданскую войну.

Восстание возглавил сенатор Ангус Менгск. Этот энергичный мужчина, относительно недавно отметивший свой юбилей, смог повести за собой народ Корхала, призвав его к открытой патриотической войне. Вскоре все аванпосты Конфедерации были захвачены бунтовщиками. Менгск провозгласил свободу и независимость Корхала, подав этим пример остальным колониям, недовольным режимом властей Тарсониса. Конфедераты поняли, что если немедленно не принять меры к подавлению мятежа, государство рухнет, снова съежившись до размеров одной планеты. И меры были приняты.

По всей планете было передано обращение магистрата, в котором объявлялось о полном выводе всех войск с территории Корхала. Это было правдой – ровно через сутки после обращения множество транспортных кораблей наводнило небо, и все войсковые подразделения действительно были выведены. Правительство Менгска праздновало победу. Пословица про бесплатный сыр оказалась забыта. И совершенно зря.

Давно, еще в XX веке, была разработана особая технология, позволяющая делать самолеты невидимыми для радиолокационных станций. Дальнейшее развитие этой технологии, предпринятое опытнейшими учеными Конфедерации, привело к появлению индивидуальных костюмов, позволяющих делать их обладателей невидимыми для человеческого глаза. Эти костюмы были, конечно, очень дороги – ненамного дешевле самолета – но люди, которым приходилось их использовать по долгу службы, стоили еще дороже. Мало кто знал о существовании особого подразделения пеших бойцов – они назывались «Призраками». Один призрак стоил взвода солдат обычной пехоты. Невидимый для глаза (пока хватает аккумуляторов), вооруженный картечным ружьем для дальнего и коротким мечом для ближнего боя, оснащенный всевозможными приборами (ночного видения, лазерного наведения и т.д.), призрак проходил длительное обучение, прежде чем начать службу в рядах вооруженных сил Конфедерации. Одного желания было мало, чтобы попасть в призраки – туда брали только потомков тех людей, гены которых мутировали во время Долгого Сна. Поэтому каждый призрак обладал некоторыми телепатическими способностями. Может быть, их было и не безгранично много, но они давали неоспоримое преимущество в бою. В подразделении призраков не было деления на звания – каждый призрак был уникальным специалистом. Они использовались для решения в основном диверсионных задач – подрыва зданий противника, ликвидации отдельных лиц и т.п.

В эйфории легкой победы никто на Корхале не озаботился проверкой всех улетающих пассажиров – пусть себе бегут конфедераты, как крысы с тонущего корабля. Поэтому никто не обратил внимания на троих молчаливых молодых людей с одинаковыми длинными и узкими чемоданчиками (что там, фаготы, телескопы или колбаса, и подавно никого не волновало – лишь бы на Корхал взрывчатку не везли, а увозят пусть что угодно), улетевших на Тарсонис ночным рейсом «эмигрантского лайнера». А наутро на балконе штаб‑квартиры Менгска были обнаружены обезглавленные тела самого сенатора, его жены и юной дочери. Причем голову самого Ангуса Менгска найти так и не удалось, сколько ни искали.

Правительство Конфедерации надеялось таким образом запугать мятежников и на долгие годы отбить охоту у других особо рьяных слуг народа поднимать восстания. Однако, оно допустило одну ошибку, за которую суждено было дорого заплатить как Конфедерации, так и, увы, Корхалу. У Ангуса Менгска был сын – Арктурус Менгск. О нем как‑то позабыли – ведь он сразу после окончания школы уехал с родной планеты и уже давно был выдающимся изыскателем Конфедерации, а также преуспевающим бизнесменом, сделавшим неплохие деньги, продавая компаниям Протектората Умойя лицензии на разработки полезных ископаемых свежеоткрытых планет. Арктуруса глубоко потрясла весть о гибели родной семьи и особенно юной Эллы, которая уж точно ни в чем не была виновата. До сих пор Менгск младший мало интересовался политикой в секторе. Его, пожалуй, беспокоила чересчур активная и рискованная политика отца, но он и подумать не мог, что Конфедерация, сколь бы трезвого мнения он ни был о ее методах, могла убить всю его семью лишь ради того, чтобы поставить точку в политическом споре. Теперь в лице Арктуруса Конфедерация обрела серьезного врага.

Арктурус Менгск бросил свою карьеру изыскателя и бизнесмена, собрал все деньги со своих счетов и временно исчез. Через некоторое время он объявился уже на Корхале, собрав очень сильную, хотя и весьма сомнительную по своему составу армию – в нее входили как повстанцы Корхала, так и различные пиратствующие группировки и просто люмпены, которые были не прочь срубить деньжат под крылом богатого мстителя. Войско Арктуруса трепало силы Конфедерации, абсолютно непредсказуемо перемещаясь по сектору Копрулу. Правительство Тарсониса едва успевало подсчитывать потери в живой силе, сооружениях, ресурсах и технике. Кроме того, разведка донесла о тайном союзе между организацией Менгска и Протекторатом Умойя.

В последней отчаянной попытке остановить мятеж руководство Конфедерации пошло на крайние меры. С Тарсониса по планете Корхал был нанесен залп тысячи ядерных ракет класса «Апокалипсис». В мгновение ока на планете выгорело все, что только могло гореть. Если бы существовала видеокамера, которая могла бы запечатлеть что‑то при таких чудовищных температурах, зрители потом могли бы увидеть, как за доли секунд сгорают до скелета старики на лавочках, влюбленные пары в парках, матери с младенцами на руках, не успев даже понять, что произошло. Четыре миллиарда человек перестали существовать. Цветущая планета превратилась в оплавленный шар.

Известие об этой страшной трагедии застало Арктуруса на секретной базе, расположенной в пределах Протектората Умойя. Все, кто были с ним в этот скорбный час, поклялись, что отныне и до самой своей смерти они не перестанут мстить Конфедерации за ее беспощадные и антигуманные действия.

Отряд добровольцев Менгска – они назвали себя «Сыны Корхала» – был объявлен Конфедерацией сборищем самых опасных преступников и дезертиров во всем секторе. Дерзкие набеги Сынов Корхала на военные объекты, в ходе которых Конфедерация неизменно терпела поражение за поражением, освещались правительственными средствами массовой информации, как бандитские вылазки, а целью отряда Арктуруса СМИ называли разбой и терроризм в межпланетных масштабах. Никто не хотел предоставить помощь Сынам Корхала и всем, кто так или иначе был с ними связан – общественное мнение было сформировано достаточно умело. На него играло также и то, что под флагом Менгска часто действовали небольшие пиратские группировки, сваливая свои делишки таким образом на добровольцев Арктуруса. Однако, несмотря на огромное превосходство военной мощи Конфедерации и отсутствие поддержки у человеческого сообщества, Сыны Корхала наносили тирании Тарсониса укол за уколом, продолжая свое мщение и борьбу за освобождение сектора от прежнего деспотического режима.

Итак, через десять лет после окончания Войн Земных Гильдий Конфедерация превратилась в колосс на глиняных ногах, пытаясь одновременно удержать население угнетенных высокими налогами миров от мятежа и подавить действия Сынов Корхала. Военные заводы заработали на полную мощность. Академии готовили офицеров для отправки их в качестве магистратов на все недавно основанные изыскателями колонии. Эскадрильи «духов» – космических истребителей‑штурмовиков, использующих ту же технологию невидимости, что и «призраки» – барражировали сектор, выискивая повстанцев Менгска. Никто и предположить не мог, что это – далеко не самое страшное, и вообще все только начинается.

Эн таро Адун!

Всегда жил тут.
Но теперь решил обосноваться еще и здесь, чтобы срать в коментах комментить людей, которых я знаю, и которые обитают тут.

Прошу любить и жаловать=)